Из цикла Herr Писатель

Отпуск 2007

  Предстоящий переезд в Москву на новую дипломатическую должность добавил хаоса в голову Марка Саньоля: вещи, раздифуззоренные по 4 странам и  4 квартирам следует собрать в кучу и перевезти в Москву. Пугала уже одна эта мысль. Но более ее, пугала Марка и мысль другая – не столько перевезти в  Москву вещи, сколько перевезти туда меня… Страх этот он не скрывал, напротив, всячески передо мной афишировал: то драматически заломит руки в позе времен немого  кинематографа, то сдвинет брови, как Александр Невский у Эйзенштайна перед Ледовым Побоищем, то рухнет на кровать и слабым голосом воды попросит…  Когда закончилась валерианка, он, как под занавес, прошептал: « Карету мне, карету!… » и объявил, что собирается провести следующую неделю « в тишине и покое » (т.е. без меня) в гостях у…многодетных родственников. 

Не буду описывать « прощальную сцену », но в итоге мой чемодан был отнесен в машину с уже описанной палитрой мин и жестов…  

 Сестрица Корин, несколько лет назад поселившаяся с семейством в 3-этажной квартире в центре Лиона, по случаю приезда дорогого гостя, купила в турецкой лавке 5 кг салата, собственноручно приготовила к нему соус и созвала остальных, оказавшихся под рукой членов фамилии, которую фанаты французского футбола обычно произносят с благоговейным придыханием. Под рукой оказались: старшая сестра Эвелин, а также ее бывший супруг, с которым она, выйдя на пенсию, решила по-дружески, развестись. Их дочь с ЖЕНОЙ и ребенком, которого они обрели благодаря конфиденциальнейшему со- участию какого-то знакомого гетеросексуального метиса (как рассказала Эвелин, оплодотворение произошло « напрямую, но бесконтактно »,  и – о, счастье! – с первого раза!), а также, уже упомянутые дети Корин, включая младшенькую Анаис, страшно избалованную, из жалости к ее состоянию – девочка родилась карликом, но, благодаря ежедневным инъекциям гормонов, врачи ей пообещали рост 1 м 50.

Ужин прошел в шуме и гаме: Анаис и Маню – сынишка лесбиянок, никак не могли поделить знаки вниманию взрослых.

После десерта, Марк, собиравшийся, кажется, провести неделю за чтением Кафки, удобно устроился на диване с детской книжкой на немецком и с вдохновением принялся читать вслух о приключениях неразлучных друзей - кота, медвежонка и рыбы. Кульминационный момент испортил кот. Он подкрался к лектору сзади и лизнул несчастного

ненавистника всех четвероногих в ухо… После чего, видимо решив, что он тоже имеет право быть героем романа, забрался в отведенную МС комнату и уснул на кровати! Эта картина, по силе эмоционального воздействия на Зрителя, могла соперничать разве что со следующим вечером, когда вернувшись с прогулки по Лиону, я обнаружила все семейство в « нашей » комнате, с ногами на незаправленной постели (покрывало еще изначально было все в кошачьей шерсти, и я не нашла в себе утром сил водрузить его на простынь), а на подушке, в НОГАХ старшего сына, валялся кот… Чтобы более-менее корректно выпросить чистые постельные принадлежности, мне пришлось « в лицах » рассказать, уже готовому пойти на « неслыханную » толерантность Марку, путь лептоспироза от кошачьего туалета до кровати нашего бациллодремучего философа. Фокус удался – с некоторым недоумением на лице, Корин выдала брату чистый пододеяльник!

 Следующим посещаемым родственником был не менее многодетный старший брат Паскаль. Сервис приема стал более « пафосным ». Три года назад ведущий врач кардиологической клиники прикупил в рассрочку небольшой замок на берегу реки небольшого бургундского городка Шалон. Теперь чувствовалось, что покупка привела его в некоторое замешательство: куда девать незадействованную пользой жилплощадь… МС сходу предложил свое решение: в гараже у каких-то знакомых уже четверть века хранится несколько ящиков с его, Марка, книгами. Пришло время их оттуда забрать, да вот беда – везти их в Москву смысла нет, а берлинскую квартиру надо освобождать для нового хозяина…

- « Может, пусть у тебя пока в подвале полежат?… » - наивно предложил братец Марк, братцу Паскалю. Паскаль долго и тщательно протирал очки, после чего, с видом дружеского участия, произнес:

- « Да я бы с удовольствием, но знаешь… в подвале… там же сыро…всего 20 кв м… и все вином заставлено… ».

 – « А на третьем этаже, на чердаке! » - не унимался Марк.

 – « Так их туда еще втащить надо! » - почти радостно испугался Паскаль.

 – « А вы же еще и соседнее строение во дворе купили – там два этажа… » - вспомнил Санель – младший

- « Ну, мы там собираемся ремонт делать и постояльцев пускать… »

 - « А в… ». Тут уж я не выдержала, и пытаясь увести разговор в шутку, предложила Мс снять в этом доме несколько кв метров и просто заплатить за хранение книг. Шутки не получилось: Паскаль оживился и весь превратился в ожидание ответа. А Марк, вместо того, чтобы подыграть, замотал головой и промычал что-то вроде: « Да ну, мы же свои!… » И пока я размышляла, как бы подоступнее перевести на французский название первого михалковского фильма, весьма здесь уместного, МС уже предлагал другую идею. Ведь кроме книг, есть у него еще полотна современных живописцев! И тоже их, как бы, девать некуда… В таком-то количестве! « Так, может, они украсят ваши голые стены? »

-Каких живописцев? Известных? – снова оживился Паскаль

- Ну… пока нет…но, как знать! Ведь и Ван Гога когда-то за бесценок отдавали! – защищал своих друзей ценитель современного искусства.

- Да?…А какого они размера?

- Почти с меня! – выпалила я, найдя возможность процитировать хотя бы Вини Пуха, - Вот та работа, что висит у тебя над столом! -(уже к Марку).

 - А ну да, действительно! – Марк забегал глазами по стенам, словно подыскивая картине подходящее место, - Наташа ее, правда, не любит, потому что она в черных тонах, там о философии смерти…

Эта деталь словно пригвоздила Паскаля к его вольтеровскому креслу. Он медленно оторвал от спинки сначала голову, затем руку и почти в изнеможении уронил ее на плечо Марка, все еще с жаром описывающего « похоронную » палитру картины и достоинства ее автора.

 - Давай так… Вот… давно мы что-то не гостили у тебя в Берлине…Надо бы картины сначала посмотреть…Ну там… понравятся ли. И по цветовой гамме…Сделаем вот что: мы когда поедем к тебе в Москву, остановимся в Берлине…. – тут Паскаль осекся, осознав не совсем логичную траекторию.

- Да нет – ну как вы остановитесь в Берлине, там же уже другие люди будут жить! – заволновался Марк.

- Предложение такое, - решительно перебила я, - мы картины сфотографируем и пошлем вам по инету!

 На том и порешили… А апартаменты нам выделили в замке – целый этаж! С отдельным санузлом…

     Перед отъездом из Парижа, у Марка была идея попросить у родственников денег взаймы на московскую квартиру… Так и не попросил. Постеснялся, наверно… А может, подумал, что те, в обмен на фотографии картин дадут ему, совершенно безвозмездно, фотографии денег…

 

 

 

СТАТЬИ

Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

ПОГОРИЯ

ПО СЛЕДАМ ОДИССЕЯ (Из цикла « Herr Писатель »)
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

КАК Я ВЫСЛЕЖИВАЛА НАРКОДИЛЕРА

(расшифровка диалогов)
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

ПЕСНИ НА РЖАВОМ ВЕТРУ

Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Ненормальный Полицейский. « Протокол-селфи »

Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Перевод денег. Вестерн.

Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЕ ЛЮДИ (МОНОЛОГ БЛОГЕРШИ). Из подслушанного.

Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

О ЧЕМ СЕГОДНЯ ГУДИТ ФРАНЦИЯ.

В 10 утра Сафьян Расмук взял в заложники двух охранников, на весь вторник спутав новостную ленту французских...
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

ТРИУМФ БЕЗВОЛИЯ

« Я попытался выбить дверь плечом, но только набил синяков. Хорошо, что ребята помогли кувалдами и двухметровой трубой »
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Оскар Рабин. Автопортрет с паспортами. Три цвета: Красный.

Интевью с советским художником - эмигрантом Оскаром Рабиным.
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Король Lire*

Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Gibert Jeune.

Рождение и смерть старейшего книжного магазина Латинского квартала
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

« УБЕЙТЕ ИХ! » И « РАСИЗМ В ПОЛИЦИИ »

Подростковый бандитизм и полумеры борьбы с ним.
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

ПРОТЕСТОВАТЬ ПО-ФРАНЦУЗСКИ 1

Зарисовки с натуры парижских манифестаций
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Вести с колес.

The best-овка (об одной поездке во время забастовки французских железнодорожников)
Из цикла Herr Писатель. Natalia Bogdanovska. Films et photographie corporate en France

Последняя муза Майоля

Дина Айбиндер